Жили-были дед да баба. Они пошли за грибами в лес, и нашли уточку. А та уточка была кривая. Они ее взяли и принесли домой.

Назавтра встали и опять пошли за грибами, а ей сделали ýтечье гнездышко из перьев.

Они ушли, а уточка обернулась девушкой, избу вымыла, воды наносила и пирогов испекла.

В некотором царстве, в некотором государстве жил-был старик со старухою, и за всю их бытность не было у них детей. Вздумалось им, что вот-де лета их древние, скоро помирать надо, а наследника господь не дал, и стали они богу молиться, чтобы сотворил им детище на помин души. Положил старик завет: коли родит старуха детище, в ту пору кто ни попадется первый навстречу, того и возьму кумом. Через сколько-то времени забрюхатела старуха и родила сына. Старик обрадовался, собрался и пошел искать кума; только за ворота, а навстречу ему катит коляска, четверней запряжена; в коляске государь сидит.

Жил себе дед да баба. Дед говорит бабе:

- Ты, баба, пеки пироги, а я поеду за рыбой.

Наловил рыбы и везет домой целый воз. Вот едет он и видит: лисичка свернулась калачиком и лежит на дороге.

Дед слез с воза, подошел к лисичке, а она не ворохнется, лежит себе, как мертвая.

В далекие времена жили-были курочка, мышка и тетерев. Однажды нашла курочка ячменное зерно и от радости даже раскудахталась:

— Нашла зерно, зерно нашла!.. Надо его смолоть! А кто понесет на мельницу?

— Не я, — сказала мышка.

— Не я, — сказал тетерев.

Нечего делать, взяла курочка зерно и понесла. Пришла на мельницу, смолола зерно.

Однажды вечером лиса, почувствовав голод, вышла из своей норы и стала бродить по лесу в поисках какой-нибудь пищи. Она ходила до тех пор, пока не устала, но ничего съедобного так и не нашла.

Лиса вспомнила, что у нее ни крошки во рту не было со вчерашнего дня, и сердце ее преисполнилось гневом ко льву, который лишил ее вкусной пищи. Вчера она пробралась в деревню, что неподалеку от леса, украла там утку и могла бы убежать с ней, но вдруг услышала рев льва. Пришлось ей бросить утку и спасаться бегством.

Мешок яблокМешок яблокМешок яблок [Текст] : по мотивам сказки В. Сутеева : [для чтения взрослыми детям] / худож. М. Покровская. - [М.] : Фонд "Ил. кн. для маленьких слепых детей", 2011. - [16] с. : объем. ил., цв. ил., конгрев + 1 кн. (7 с.). - Тактильная книга. - Цв. рельеф. ил. - ISBN 978-5-89758-092-7

Аннотация: Новое, стихотворное прочтение старой сказки, В. Сутеева. На каждом рисунке у художницы - действие, у нее не бывает статичных поз и замерших лиц. По этим картинкам с малышами можно разбирать мимику и жесты, ставить спектакли и сценки - словом, превращать чтение в увлекательное действие - игру! Особенной любовью маленьких читателей в наших книгах пользуются конструкции - подвижные и объемные. Конструкция превращает двухмерное пространство рисунка в трехмерное. Это особая реальность, куда попадает ребенок, пришедший в гости к сказке. Посмотрите, как весело приветствует семья зайчишек своих маленьких гостей! А, кроме того, конструкции могут быть элементом игры - ведь за ними так легко спрятать и так интересно найти персонажа! Рельефные книги позволяют не только увидеть, но и почувствовать руками ускользающий от слепого ребенка мир.

Жили старик со старухою. Раз старуха рубила капусту и нечаянно отрубила палец. Завернула его в тряпку и положила на лавку.

Вдруг услышала — кто-то на лавке плачет. Развернула тряпку, а в ней лежит мальчик ростом с пальчик.

Удивилась старуха, испугалась:
— Ты кто таков?

— Я твой сынок, народился из твоего мизинчика.

Жили-были бабушка-старушка, внучка-хохотушка, курочка-клохтушка и мышка-норушка.

Каждый день ходили они за водой. У бабушки были ведра большие, у внучки — поменьше, у курочки — с огурчик, у мышки — с наперсточек.

Бабушка брала воду из колодца, внучка — из колоды, курочка — из лужицы, а мышка — из следа от поросячьего копытца.

Назад идут, у бабушки вода трё-ё-х, плё-ё-х! У внучки — трёх! плёх! У курочки — трёх-трёх! плёх-плёх! У мышки — трёх-трёх-трёх! плёх-плёх-плёх!

За тридевять земель, в тридесятом государстве жил-был царь с царицею; детей у них не было. Поехал царь по чужим землям, по дальним сторонам; долгое время дома не бывал; на ту пору родила ему царица сына, Ивана-царевича, а царь про то и не ведает.

Стал он держать путь в свое государство, стал подъезжать к своей земле, а день-то был жаркий-жаркий, солнце так и пекло! И напала на него жажда великая; что ни дать, только бы воды испить! Осмотрелся кругом и видит невдалеке большое озеро; подъехал к озеру, слез с коня, прилег на брюхо и давай глотать студеную воду. Пьет и не чует беды; а царь морской ухватил его за бороду.

Жили себе дед да баба, был у них сын. Старик-то был бедный; хотелось ему отдать сына в науку, чтоб смолоду был родителям своим на утеху, под старость на перемену, да что станешь делать, коли, достатку нет! Водил он его, водил по городам — авось возьмет кто в ученье; нет, никто не взялся учить без денег.

Воротился старик домой, поплакал-поплакал с бабою, потужил-погоревал о своей бедности и опять повел сына в город. Только пришли они в город, попадается им навстречу человек и спрашивает деда:

— Что, старичок, пригорюнился?

— Как мне не пригорюниться! — сказал дед. — Вот водил, водил сына, никто не берет без денег в науку, а денег нет!

Иванушка ходил в лаптях. Заходит он в свою избу. Матери дома не было. Услыхал — кто-то в избе пыхтит. Испугался он, дверями хлопнул и побежал. У него оборка от лаптя на ноге развязалась. Прищемило ее в дверях, он и упал. И закричал:

Жили-были на одном дворе козел да баран; жили промеж себя дружно: сена клок и тот пополам. А коли вилы в бок — так одному коту Ваське! Он такой вор и разбойник, каждый час на промысле, и где что плохо лежит, так у него брюхо болит.

Вот лежат себе козел да баран и разговаривают. Откуда ни возьмись — котишко-мурлышко, серый лбишко, идет да таково жалостно плачет.

Козел да баран спрашивают:

— Кот-коток, серенький лобок, о чем плачешь, та трех ногах скачешь?

 У крестьянина из гурта бежала овца. Навстречу ей попалась лиса и спрашивает:

- Куда тебя, кумушка, бог несет?

- О-их, кума! Была я у мужика в гурте, да житья мне не стало; где баран сдурит, а все я, овца, виновата! Вот и вздумала уйти куды глаза глядят.- И я тоже! - отвечала лиса. - Где муж мой курочку словит, а все я, лиса, виновата. Побежим-ка вместе.

Чрез несколько времени повстречался им бирюк.

Лиса с журавлем подружилась.

Вот и вздумала однажды лиса угостить журавля, пошла звать его к себе в гости:

— Приходи, куманёк, приходи, дорогой! Уж как я тебя угощу!

Идёт журавль на званый пир, а лиса наварила манной каши и размазала ее по тарелке. Подала и потчует:

— Покушай, мой голубчик куманек! Сама стряпала.

В некоем королевстве служил у короля солдат в конной гвардии, прослужил двадцать пять лет верою и правдою; за его верную службу приказал король отпустить его в чистую отставку и отдать ему в награду ту самую лошадь, на которой в полку ездил, с седлом и со всею сбруею.

Простился солдат с своими товарищами и поехал на родину; день едет, и другой, и третий... вот и вся неделя прошла, и другая, и третья — не хватает у солдата денег, нечем кормить ни себя, ни лошадь, а до дому далеко-далеко! Видит, что дело-то больно плохо, сильно есть хочется; стал по сторонам глазеть и увидел в стороне большой замок. «Ну-ка, — думает, — не заехать ли туда; авось хоть на время в службу возьмут — что-нибудь заработаю».

Жил-был старик со старухой. Пришел час: мужик помер. Осталось у него семь сыновей-близнецов, что по прозванию семь Симеонов.

Вот они растут да растут, все один в одного и лицом и статью, и каждое утро выходят пахать землю все семеро.

Случилось так, что тою стороною ехал царь: видит с дороги, что далеко в поле пашут землю как на барщине — так много народу! — а ему ведомо, что в той стороне нет барской земли.

Вот посылает царь своего конюшего узнать, что за люди такие пашут, какого роду и звания, барские или царские, дворовые ли какие, или наемные?

Страница 3 из 6

Последнее обновление на сайте:13.09.2019 , в 17 18.