Версия для слабовидящих
Войти Регистрация

Войти

Возрастное ограничение 6+
Instagram

Возобновление работы

Всероссийский командный конкурс по созданию экскур…

Приглашаем принять участие во Всероссийском командном конкурсе по созданию экскурсионных видеогидов на русском жестовом языке «Россия глазами детей», который проходит в рамках проекта «Как стать экскурсоводом» для глухих, слабослышащих детей... Подробнее

Большой семейный флешмоб ко Дню Отца!

Фонд Андрея Первозванного при поддержке популярной российской певицы Дианы Гурцкой и знаменитого путешественника, художника Федора Конюхова запускает большой семейный флешмоб ко Дню Отца! Вспомните смешной, вдохновляющий случай из жизни или... Подробнее

Цветут цветы в библиотеке!

Порядка полусотни цветов украсили клумбу у Центральной детской библиотеки Сургута. Высадкой гладиолусов, бархатцев, петуний, бегоний завершилась акция «Посади цветок в библиотеке». Напомним, она стартовала в апреле в рамках XVIII Международной... Подробнее

Все новости
Категория: Если тебе от 12 до 15
Возрастное ограничение: 12+

Просмотры: 197

  0 / 0
ПлохоХорошо 

Обзор

Я тебя никогда не прощу : повесть : для среднего и старшего школьного возраста / Елена Борода ; художник Людмила Милько. - Санкт-Петербург ; Москва : Речь, 2019. - 172, [3] с. : ил. ; 21 см. - (Добавь в друзья). - 12+. Для детей старше 12 лет. - 4000 экз. - ISBN 978-5-9268-2991-1 (в пер.) : 528-83; 521-33; 449-03. - Текст : непосредственный.

- Меня зовут Сергей Витальевич, - представился псих.
И чуть расслабился: откинулся в кресле, разжал пальцы.
- Чем вы интересуетесь, Тимофей?
- Не знаю. Ничем.
- Так не бывает. Каждый человек чем-то увлечен. Может, вы не нашли себе дела по душе? Что-то ведь вам нравится?
- Ну, допустим, еда.
- Еда? – удивился псих.
- Ага. Темпура, например. Или якитори. Вы знаете, что такое якитори?
- Н-нет. Что это?
- Одно из блюд японской кухни. О! это не просто шашлык из курицы, как многие думают. Во-первых, используется не только мясо курицы, но и ее внутренности, а во-вторых – только угли! Только хардкор!
- Надо же! – выдохнул Витальевич, несколько смущенный моим неожиданным пробуждением.
- Хотите поговорить об этом?
Он кивнул. Кажется, мы довольно быстро поменялись ролями.
Я начал рассказывать о тонкостях приготовления темпуры и якитори, подробно, так подробно, как только можно. Не забывая при этом внимательно следить за старательным Витальевичем. Когда у него начало сводить челюсти от зевоты, я замолчал. С разгону. Чуть ли не на полуслове.
- Замечательно! – спохватился Витальевич. – Ты хочешь стать поваром?
- Нет! – я поспешил его разочаровать. – Я люблю смотреть, как готовят, а потом все это есть. Сам готовить не люблю.
- А кто обычно в вашем доме готовит?
- Сома, наш повар.
- Ты хочешь сказать, что вы можете позволить себе оплачивать услуги повара? Но ваша семья не такая уж обеспеченная.
- А мы ему и не платим. Мы предоставляем ему политическое убежище.
- В смысле?
- Ну, - я опустил рюкзак на пол, двинулся в кресло поглубже. – Там такая история. Он похитил секретный рецепт. Мало того что похитил, он еще и воспользоваться им не сумел. Понимаете, это какой-то секрет, который открывается только посвященным. А он не посвященный, не дорос еще. Бесчестье, короче. Теперь он должен сделать сэппуку. А он не хочет, поскольку дичь и средневековье. Правда же, дичь?
Витальевич поспешил кивнуть, хотя вид у него был слегка обалдевший.
- Теперь его преследует родня, требует выполнения долга, поскольку традиции и честь семьи. Японцы такие японцы…
- Это же у самураев вроде принято, - попытался возразить Витальевич.
- А он и есть самурай. Повар-самурай, так бывает!
Витальевич хмыкнул.
- Когда он не говорит, он занимается какими-то упражнениями. Чтобы не терять формы. Все время занимается. Перестает, только когда сестра играет на фортепиано. Он ей мешает. Кричит громко.
- А твоя сестра занимается на фортепиано? – уточнил психолог.
По-моему, он просто цеплялся за фразы, чтобы разговор не иссяк. Но меня это сейчас не раздражало, я был в хорошем настроении. Наоборот, я позволял ему направлять и оживлять поток моего вдохновенного вранья. Я обкатывал его реплики, как вода обкатывает гальку, легко и без напряжения.
Вранье – это ведь процесс художественный, требующий душевного комфорта. Я откинулся в кресле и наслаждался процессом.

Дата размещения:

Добавить комментарий

Большая просьба при добавлении комментариев воздержаться от нецензурных выражений и оскорбления других людей.

Отправляя комментарий, Вы ДАЕТЕ СОГЛАСИЕ на обработку и хранение Ваших персональных данных, указанных Вами в Форме комментария в соответствии с условиями настоящего согласия на обработку персональных данных.


Последнее обновление на сайте:17.06.2021 , в 14 37.